Честно говоря, мне очень стыдно об этом вспоминать. Страшно даже подумать, что моя жизнь могла сложиться как-то иначе. Господи, как же я сейчас счастлив!

С Кирой мы познакомились на вечеринке у каких-то знакомых. Девушка мне сразу понравилась.

— Ой, мне уже пора, — грустно сказала она около одиннадцати.
— Что так рано? Ты, как Золушка, должна попасть домой до двенадцати, не то карета превратится в тыкву? Она засмеялась:
— Карета не карета, а вот наша вахтерша-тыква наверняка не впустит меня в общежитие!
— Так какие проблемы? У меня останешься! Пообщаемся, кофейку попьем, музыку послушаем!

Она явно смутилась, немного помолчала и ответила:

— Артем, я же прекрасно понимаю, что ты имеешь в виду под фразой «кофейку попьем»... Извини, нет...

Кира ушла, но перед ее «бегством с бала» я выпросил номер телефона.

— И зачем тебе это? — усмехнулся приятель. — У тебя и так девок пруд пруди. А эта еще и дикая какая-то... Или просто хочешь очередную «галочку» поставить?
— Все возможно!

Честно говоря, доля правды в этом его предположении присутствовала: как это так, мне, известному сердцееду, кто-то посмел отказать? На то время девушек я менял чуть не каждый день. Чего греха таить, иногда просыпался утром и разглядывал очередную красотку в своей постели, силясь вспомнить: она Юля, Маша, Вика или Анжела? 

Через пару дней я позвонил Кире. Мы встретились. Такие наивные и искренние девчонки мне еще не попадались! Она рассказала, что выросла в детском доме, а теперь учится и вскоре станет кондитером.

— А чего в детдоме-то? — не подумав, брякнул я. — Ой, прости!

Губы ее дрогнули в грустной улыбке:

— Не переживай! Такие, как я, привыкли отвечать на подобные вопросы. Меня туда подбросили. Я даже не знаю, кто были мои родители, и что их заставило так со мной поступить!
— История совсем как у моей мамы. Она тоже « найденыш »...

Мы гуляли до самого вечера, и как я ни уговаривал пойти ко мне, Кира наотрез отказывалась. Вскоре мы начали встречаться, хотя я и не подумал прекратить свои сексуальные забавы. Как правило, вечером после свидания просто провожал ее до общежития и отправлялся на поиски приключений. Однажды мы случайно столкнулись с моей мамой. Пришлось познакомить их. Кира явно понравилась моей родительнице, потому что та пригласила нас в гости на выходные. А вечером мама мне позвонила:

— Слава Богу, наконец-то у тебя появилась нормальная девушка!
— А остальные тебе, чем не нравились?
— То были девицы легкого поведения! А эта... она чистая! И любит тебя!
— С чего ты взяла?
— Да просто вижу, что у нее глаза светятся, когда на тебя смотрит! 

Мама с моей девушкой сразу же нашли общий язык. Разглядывали мои детские фотки, смеялись и о чем-то болтали. Создавалось впечатление, что это Кира ее дочь! А я... так, сосед по площадке. Прошло полгода. Мы с Кирой все же стали любовниками. Фирма, где я работал, прогорела, и я раздумывал, не податься ли куда-нибудь на заработки. А потом вдруг как обухом по голове:

— Артем... у нас будет ребенок!
— И что? Все мои девушки сами решали подобные проблемы! Сделай аборт, я еще не готов стать отцом!
— Ты предлагаешь его... убить?
— Думай сама!

Еще через пару дней я собрал манатки и свалил в другой город — к приятелю, у него была собственная строительная фирма, где уже работали двое моих одноклассников, и где для меня тоже нашлась вакансия.

Маму очень удивил мой скоропалительный отъезд:

— А как же Кира?
— А что Кира? Повстречались и разошлись, как в море корабли...

Я и маме-то звонил не слишком часто, а уж бывшей девушке — вообще никогда. Парни из нашей бригады как-то отправились в недельный отпуск, а я ехать отказался — было незачем.

— Тебе письмо от матери! — сказал один из ребят по возвращении.

Я распечатал конверт: «Никогда не думала, что воспитала подонка! Вероятно, ты удивлен таким началом? Недавно я встретила Киру: она на шестом месяце беременности. От тебя. А мой великовозрастный сынок просто сбежал! Ты предлагал ей убить своего ребенка? А может, проще родить и подбросить кому-нибудь? А что? Отличное решение — поступить с собственным сыном так, как когда-то поступили с его бабушкой и матерью! В общем, запомни: у меня теперь есть дочь и скоро будет внук. Мы с Кирой поднимем ребенка. А ты... ты живи, как хочешь. Я не хочу общаться с тобой. Мне горько и больно от того, что мой сын такой негодяй». 

Что я тогда почувствовал? Этого словами не описать. Мать отказалась от меня. Моя мама, самый родной человек — и такое написала!

Прошло время. Снова хлопцы засобирались на побывку в наш родной город, а я едва не завыл: мне-то было некуда возвращаться! Но что самое ужасное — теперь, когда меня не ждали, мне, в самом деле, отчаянно хотелось домой! А потом тот самый парень что в прошлый раз привез мамино письмо, показал мне фотку, сделанную камерой мобильного телефона. На ней — мама, Кира и крохотный малыш, поразительно похожий на меня в детстве... 

Короче, в тот же день я сорвался и, бросив все, поехал увидеть своего сына. С тех пор прошло три года. Мы с Кирой поженились. И она, и мама простили меня, хоть я этого и не заслуживаю. Теперь, когда вечером возвращаюсь с работы, мне навстречу выбегает кареглазое чудо с криком:

— Мам! Папка пришел!

Следом выходит улыбающаяся жена:

— Мой руки, ужинать будем. Мы тебя уже заждались!

И за столом собирается вся наша семья: мама, Кира, я и Данька. А через месяц рядом с нами будет еще и Софийка. Жду ее рождения с нетерпением. Очень надеюсь, что мои любимые женщины — Кира и мама — не расскажут детям, каким идиотом был раньше их отец!


Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter